Нет выбранных позиций

История

История семьи Манетти

I/XV

Все началось во Флоренции в XVI веке, в разгар эпохи Возрождения. Медичи, находящиеся у власти в Тоскане, являются постоянным источником серьезных заказов на произведения искусства, дабы поддержать свой престиж. Это были годы, когда достраивалась галерея Уффици, сооружалась крепость Бельведер, Джамболонья обустраивал площадь Синьории, а Вазари превращал ремесленников в живописцев. Все произведения того периода проникнуты духом гармонии и элегантности, совершенство являлось целью любого созидания. Политическая и экономическая жизнь города буквально бурлит, Флоренция входит в число самых значимых городов мира: здесь и банкиры, имеющие филиалы в любом уголке Европы, и многоопытные купцы с огромными капиталами, и аристократы – обладатели вековых состояний, – из этих нитей было соткано  флорентийское общество той эпохи. Вот так, благодаря примеру меценатов Медичи, искусство для зажиточных флорентийских семейств становится своего рода инструментом маркетинга и продвижения, популяризации своего доброго имени и своей деятельности, увлечением и, в то же время, способом укрепить собственный престиж. Для этого каждый день заказываются все новые и новые произведения, а Флоренция переживает такой всплеск культурного обновления, что ни одна из семей не может остаться от него в стороне, включая и семью Манетти.

Первое поколение рода Манетти

II/XV

Первые дошедшие до нас сведения о семействе Манетти связаны с Маттео Манетти жившим на рубеже XV и XVI веков. Известно, что вместе с сыновьями и внуками он проживал в Куинто — в сельской местности неподалеку от Флоренции, всего в нескольких километрах от виллы Петрайа, принадлежащей Медичи. К сожалению, других сведений о нем не осталось, поскольку все сохранившиеся до наших дней крестильные книги датируются 1580 годом и далее. Известно лишь, что у него было два сына, Антонио и Агостино, о которых, в силу тех же причин, известно крайне мало. Но именно их наследники – Маттео и Паоло, сыновья Антонио, и Маттео, сын Агостино, — дадут начало тому, что сегодня мы знаем как Джусто Манетти Баттилоро.

Маттео Манетти

III/XV

Изначально Манетти не были золотобоями, как можно было бы подумать, они были декораторами, позолотчиками и ювелирами. Самым знаменитым из них был Маттео, сын Агостино, — он до сих пор упоминается в исторических книгах как итальянский ювелир конца XVI века. Замеченный многими деятелями того времени, в том числе Бруно Беарци, Маттео начинает свою карьеру во Флоренции, в знаменитой мастерской Якопо да Эмполи. Прошли годы обучения, и он переезжает в Рим, в Вечный Город, где в тот момент полным ходом идет строительство собора Святого Петра, предел мечтаний любого художника, скульптора, позолотчика, архитектора и инженера. Здесь Маттео удалось проявить свой талант ювелира, когда он работал вместе с Баттино Болонья над созданием золотого шара, венчающего созданный Микеланджело купол собора Святого Петра в Ватикане. В результате этой работы он стал таким знаменитым, что после того как молния повредила золотой шар на куполе собора Санта-Мария-дель-Фьоре, Маттео срочно вызывают во Флоренцию. Архитектор собора Алессандро Бронзино Аллори представил его как одного из самых выдающихся ювелиров своего времени, после чего, победив в конкурсе других претендентов, Маттео принимается за реставрацию шара, одного из символов города. Он делает это, невзирая на трудоемкость и опасность данной работы, в первую очередь в связи с риском отравления ртутными испарениями (эта технология применялась в то время при золочении металлов). 18 сентября 1602 года, менее чем через месяц, работа над шаром была закончена, и увидевшие плоды его творчества рабочие, трудившиеся в Санта-Мария-дель-Фьоре, вместе с поверенными Великого Герцога Тосканского нарекают его заслуженным ювелиром. Это было первым официальным признанием заслуг семьи Манетти и начало великой истории.

Рождение мастерской Манетти

IV/XV

Нам неизвестно, удавалось ли сыновьям Антонио – Паоло и Маттео – получать такие же серьезные заказы, как их кузену, но, в отличие от Маттео-ювелира, их заслуга состоит в том, что они передали секреты профессии своим детям. В результате Мастер Антонио, сын Паоло, добивается не только звания Мастера, но, возможно, принимает участие в перестройке и декорировании виллы Петрайа, принадлежавшей в тот момент Дону Лоренцо де’Медичи. Деятельность мастерской продолжается под руководством его сына Маттео, родившегося в 1602 году и названного в честь родственника, принесшего такую славу фамилии своими работами в Риме и во Флоренции. Он становится Мастером, как когда-то его отец, и работает для семьи Медичи. Отношения между Манетти-мастерами и Медичи-заказчиками быстро развиваются, и в 1633 году Лоренцо де’Медичи становится крестным отцом сына Маттео, которому дает свое имя – Лоренцо, Лоренцо Манетти. Фактически, Маттео является основателем первой мастерской Манетти.

Развитие

V/XV

Исторические документы, датируемые началом XVII века, рассказывают о мастерской позолотчиков, декораторов и золотобоев. Все они, согласно флорентийским традициям, были членами одной семьи. В тот период произведения искусства были действительно чрезвычайно востребованы, и многие семьи выстраивали работу своих мастерских по образу и подобию современного конвейера. Широко известно, например, что Боттичелли работал живописцем в позолотной мастерской своего брата, в то время как отец по профессии был золотобоем. Но вернемся к Манетти. Вполне возможно, семейное предприятие зародилось несколькими годами ранее, и на фоне всеобщей любви к искусству и тяге прекрасному переживало свои лучшие годы. В эти десятилетия большая часть семейства Манетти перебирается в Санто Стефано ин Пане, квартал, расположенный сразу за городскими стенами. Считается, что переезд был вызван тем, что там представлялось возможным иметь больше заказов от горожан. Помимо этого, многочисленные внуки Мастера Маттео посещали Академию Изящных искусств, что позволяло расширить спектр работ, выполняемых мастерской, которая теперь занималась и живописью. Подходил к концу XVII век.

Кризис культурной жизни во Флоренции

VI/XV

Все, на что были способны последние представители правящей династии Медичи Фердинанд II, Козимо III и Джан Гастоне, это политика ограничения торговли, инвестиций в культуру и внешних контактов. Это был закат династии Медичи. В обстановке, которая существовала во Флоренции того периода, мастерская переживает не лучшие свои времена. Тем временем Европа снаряжает все новые и новые экспедиции для освоения Новых Земель, ставших источником больших экономических возможностей. В XVIII главной гордостью семьи становится Никколо Манетти, внук Мастера Маттео. В 1732 году его назначают консулом Академии Изящных искусств – титул чрезвычайно значимый среди художников того времени и впервые в свое время пожалованный Микеланджело Буонарроти. Манетти пока не удается поправить дела семейного предприятия, и в середине XVIII века мастерская вместе с семейством переезжает в квартал Сан Лоренцо – средоточие городских ремесел. Там многие из представительниц женской половины семьи работают ткачихами, из чего становится понятно, что пошатнувшееся положение семейного бизнеса требует свежих идей.

Революции

VII/XV

Великая французская революция, наполеоновская Европа и революция промышленная: этих изменений Европа ждала уже давно. Мир быстро менялся, рушились старые политические и общественные устои, новые технологии подстегивали развитие производственных структур. Все это порождало в людях новые идеалы, пробуждало к жизни их души. В те годы, когда вся Европа буквально бурлила, семья Манетти и ее мастерская оставались во Флоренции, которую лишь едва затронули эти великие перемены, вследствие чего перспектив для развития предприятия было немного. Руководство деятельностью находилось в руках Сльваторе Доменико Манетти (1753-1816), которому в условиях этого флорентийского застоя удалось верно оценить, что происходит в Европе и понять, что упустить такой шанс нельзя. Тогда он отправляет своего сына Луиджи (1791-1855) в поход навстречу переменам.

Луиджи Манетти

VIII/XV

С 1811 по 1816 г. Луиджи путешествует по Европе (Испании, Италии, Франции и Пруссии) и возвращается домой с большим багажом сведений о творящихся в мире переменах. Поначалу он несколько лет работает золотобоем в семейной мастерской вместе с братом Джузеппе, позолотчиком по профессии, а затем решает, что пришло время совершенствоваться. Так в 1820 году Луиджи приобретает мастерскую в самом центре Флоренции, что раз и навсегда меняет судьбу семьи. За счет высокого качества выпускаемого золотого листа ему удается добиться успеха со своей маркой Джусто Манетти Баттилоро. Имя для марки было выбрано в честь только что родившегося первенца Джусто (1818-1890). Первые шаги новая марка делает в период, когда жизнь кипит во Флоренции, особенно подогреваемая идеями о независимости, будоражащими политические умы Италии. Глава новой мастерской Луиджи сразу понимает важность и необходимость инвестирования в модернизацию производства, чтобы сделать его более индустриальным. Год за годом, это начинает приносить свои плоды, повышается качество продукции, растет производительность, о чем свидетельствуют фискальные таблицы городских властей того времени.

Эпоха Рисорджименто

IX/XV

С приходом на пост руководителя Джусто (1818-1890) на предприятии проводится дальнейшая модернизация, включающая механизацию процесса прокатки, что позволяет еще более сократить толщину листа, улучшив его качество и уменьшив сроки производства. Эти новшества, внедренные на производстве, позволили Джусто Манетти подойти ко второй половине XIX века, имея огромное преимущество перед местными конкурентами, которые так и оставались на уровне обычных мастерских. На первой Национальной Выставке, проводившейся во Флоренции, марка Джусто Манетти Баттилоро была награждена почетной медалью за высокое качество золотого листа. Эта выставка явилась важнейшей вехой на пути развития, в чем чувствуется также и заслуга самой Флоренции, недавно ставшей столицей Италии и переживавшей бурное архитектурное обновление. Проспекты, площади, виллы, дворцы, государственные учреждения – мы словно вернулись в бурлящий XVII век. Вновь появились серьезные заказы, в то время как Джусто Манетти Баттилоро была единственной фирмой, которая шла в ногу со временем. В эти годы, ознаменовавшиеся интенсивным ростом компании и всеобщими празднованиями в честь долгожданного и завоеванного кровью объединения Италии, изделия Манетти снискали дальнейшее всеобщее признание: сначала в 1881 году на миланской Национальной Выставке, затем в 1884 году на Всеобщей Итальянской Выставке в Турине золотой лист Манетти Баттилоро награждается Бронзовой медалью за высокое качество.

Рынки Европы

X/XV

Последующие годы прошли под знаком наводнивших Европу великих мечтаний, глубоких иллюзий и слепой веры в силу прогресса: это была так называемая Прекрасная Эпоха. В это время к руководству предприятием приходит сын Джусто – Адольфо Манетти (1855-1926) и, благодаря внедрению новых технологий, порожденных второй волной промышленной революции, таких как автоматический молот, окончательно ставит предприятие на индустриальные рельсы. Количество сотрудников достигает сотни, а производство переезжает в цех на виа Понте алле Моссе, чей потенциал был способен удовлетворить самый широкий круг клиентуры. Тогда марка Манетти впервые в своей истории выходит на европейские рынки. Затем, как и всем европейским предприятиям того времени, ей приходится неожиданно остановиться.


Смотреть видео

Первые автоматические молоты

Первая Мировая и возрождение мира

XI/XV

Рабочие уходят на фронт, заказов все меньше и меньше, границы закрываются. Разразилась первая Мировая война. В этот момент и сын Адольфо – Джусто Манетти (1891-1961), названный так в честь своего деда, поступает на службу в армию в чине лейтенанта уланской кавалерии г. Мантуя. Будучи офицером запаса, он все равно решает выйти на поле боя вместе с другими солдатами и сразу проявляет свою храбрость. В 1915 году в ходе боя при Монфальконе он получает множественные ранения и попадает в плен к австрийцам. В течение двух лет он является военнопленным в Маутхаузене. В 1918 году он возвращается во Флоренцию, награжденный Крестом «За Военные Заслуги» и Серебряной медалью «За воинскую Доблесть» и преисполненный решимости и желания встать у руля предприятия. Вместе со своим шурином Гуидо Маккья он проводит дальнейшее обновление производства, увеличивает в три раза число сотрудников, доведя его за несколько лет почти до трехсот, и начинает экспортировать продукцию предприятия на все пять континентов. Благодаря проведенной ими работе, сусальное золото Джусто Манетти Баттилоро украшает самые значимые памятники и здания: от Рокфеллеровского центра до Версаля, от московского Кремля до Букингемского дворца. Достигнутые ими результаты большими буквами вписали период их управления в историю Джусто Манетти Баттилоро, в первую очередь, потому что это произошло сразу после первой Мировой войны, в один из самых тяжелых периодов итальянской истории.

Вторая Мировая война и период восстановления

XII/XV

Во время второй Мировой войны предприятие вновь переживает трудные моменты. Сначала ресурсы рабочей силы существенно сокращаются вследствие проводимой принудительной мобилизации, под которую попадает и Джусто, отправившийся на фронт в чине старшего офицера кавалеристских войск. После этого, 2 июля 1944 года помещения предприятия, скорее всего, по ошибке принятые за железнодорожные товарные склады Порта аль Прато, были буквально стерты с лица земли бомбардировками союзников. Восстановление было долгим и заняло целых два года, но, благодаря помощи сыновей (Лапо и Фабрицио) и коллектива предприятия, в сентябре 1946 года удалось вновь запустить производство золотого листа.

Непобедимая страсть

XIII/XV

В послевоенный период сыновья Джусто приходят работать на предприятие. Лапо создает и развивает участок горячей штамповки, Фабрицио занимается консолидацией позиций на мировом рынке, в то время как родившаяся в 1938 году Франческа реорганизует административное управление и вводит новые механизмы контроля. В это время Джусто является признанным и востребованным во всем мире специалистом в области сусального золота. Так, в 1938 году, к нему обращается Британский Музей с просьбой о проведении экспертизы разрушения покрытой сусальным золотом древнеегипетской мумии. Немногим позднее к нему обращается НАСА за рекомендациями относительно золотого напыления на обтекателях космических аппаратов. Джусто скончался в 1961 году, а через несколько лет предприятие настигла еще одна беда: 4 ноября 1966 года наводнение во Флоренции почти полностью разрушило производство на виа Понте алле Моссе. Лапо, Фабрицио и Франческа решают воспользоваться случаем, чтобы провести дальнейшее обновление предприятия, модернизировать оборудование, сделать более гибкой структуру управления и снова включиться в игру. Два брата и сестра управляют Джусто Манетти Баттилоро вплоть до 1996 года, доведя оборот компании до 9 миллионов евро.

Новое поколение

XIV/XV

Им на смену приходит новое поколение в лице Бернардо, Лоренцо, Якопо, Никколо, Бонаккорсо и Анджелики. С приходом нового руководства предприятие расширяется – оно насчитывает почти 130 сотрудников, происходит процесс омоложения – средний возраст руководителей составляет 40 лет – осуществляются инвестиции: вводятся в строй помещения на Виа Панчатики и Виа Петрокки, а затем и новая фабрика в Кампи Бизенцио площадью около 8000 кв. м. Под их руководством разрастается концерн, в который входят теперь и Манетти Ист и Манетти Иберика, специализирующиеся на горячей штамповке, а также увеличивается оборот компании, достигший в 2013 году 27 миллионов евро.

400-летние традиции

XV/XV

В 2002 году новому поколению Манетти посчастливилось еще раз прославить имя своей семьи, приняв участие в реставрации и облицовке сусальным золотом золотого шара на куполе Брунеллески ровно через 400 лет после того, как это сделал Маттео Манетти. Времена проходят, традиции остаются…